Спасо-Преображенский собор (Рыбинск)


1406726314 1
Авторы проекта

А. И. Мельников

Строительство

1838 - 1851

Подчинение

московский патриархат, ярославская митрополия, рыбинская епархия, Рыбинское благочиние

Контакты

тел: +7 (4855) 29-53-74

Одобрено общецерковным отделом.

В глубокой древности на узком перешейке между рекой Волгой и поймой реки Черемхи было положено начало Рыбной слободе, исторической предшественнице современного города Рыбинска. Здесь издавна располагались древнейшие деревянные храмы, а в 1654-1660 годах по благословению Ростовского митрополита Ионы (Сысоевича), выстроен первый каменный рыбно-слободской храм в честь Преображения Господня. Расположенный на высоком подклете, окруженный папертью-галереей, он возвышался гордой статью пятиглавия над низменным берегом среди деревянных построек. На этих берегах будет закладываться предприимчивость рыбинских купцов, их доброжелательность и предусмотрительность, умноженная на чаяние выгод и гибкость интересов. Здесь зародится крепкое купеческое слово и попечение о долге и чести, испытанное вольным обращением денег и наличием огромных возможностей. И эти возможности учтиво вкладывали они в созидание и украшение рыбнослободских храмов, символизировавших их веру и благочестие. «Любили они чтение церковных книг; купец и всякий, знающий грамоту, охотно посвящал свободное от трудов время на чтение книг душеспасительных, особенно в дни праздничные и воскресные. При начатии каждого дела знаменовали себя крестом, без чего также не проходили мимо церкви, как бы куда ни спешили. На воротах каждого дома общим правилом было ставить образа или медные литые кресты, коим, выходя из дома, молились».

Строительство в начале XVIII века новой северной столицы — Санкт-Петербурга и развитие новых торговых путей с низовьев Волги на Балтику определило дальнейшую судьбу бывшей «ловецкой слободы». В 1777 году слобода получает официальный статус уездного города Ярославского наместничества с гербом и позднее, высочайше утвержденным планом поквартальной застройки, с вновь организуемой соборной площадью. Центром площади, становится прежняя церковь Преображения Господня, преобразованная в городской собор, а архитектурной доминантой — новая ярусная колокольня, решение о строительстве которой принимается уже в конце 1780-х годов. В то время строительство в новых городах высоких ярусных колоколен было распространено практически повсеместно. Их монументализированный силуэт, увенчанный высоким шпилем, должен был символизировать административную независимость, а мощный звон колоколов олицетворял идею значимости города и соборной молитвы его жителей.

Соборная колокольня города Рыбинска, выстроена взамен старой шатровой в 1796-1804 годах, по проекту талантливого архитектора-самоучки, уроженца посада Большие Соли, Степана Андреевича Воротилова (1741-1792). Изящным отзвуком знаменитой соборной колокольни костромского кремля выросла на волжском берегу грандиозная постройка. Рукой талантливого архитектора были воедино собраны и строгость пятидесяти двух колонн, обрамляющих верхние ярусы, и по-барочному пышные межярусные карнизы с ажурной раскреповкой, и купольное завершение с волютами и высоким граненым шпилем. Замысел был осуществлен уже после смерти архитектора известным подрядчиком, крестьянином деревни Кочевки Диево-Городищенской волости Ярославского уезда Семеном Максимовичем Карповым, прежде работавшим под руководством С. А. Воротилова. Общий присмотр и распоряжения исходили от избранных городским обществом купцов: Петра Роговиковского и Алексея Телицина. В зимний период крестьянами окрестных деревень, по договору со строителями, подвозился кирпич, изготовляемый на заводе Рыбинского посадского Димитрия Невежинского, располагавшемся в верхнем конце города, вблизи Игуменского ручья. Белый камень для устройства цоколя и тесаного декора подвозился водным путем в период весеннего половодья из города Старицы (Тверской губернии) посадскими города Мологи. А крестьянин Югской Подмонастырской слободки Андрей Матвеев подрядился на камнетесную работу для устройства бутового фундамента. Работы шли безостановочно — в период межсезонья заготовлялся и подвозился строительный материал, а в летнее время проводились строительные работы. Средства на строительство собирались за счет добровольных приношений местных жителей и иногороднего купечества, значительные суммы жертвовались во время проведения традиционных ярмарок: Петровской и Преображенской. В 1802 году были закончены работы по кирпичной кладке колокольни. В следующий строительный сезон подрядчиком крестьянином Яковлевской слободы Ярославского уезда Александром Андреевым была выполнена штукатурка и побелка, а купцом посада Большие Соли Василием Мудровым выполнен подряд на изготовление шпиля на колокольне. Летом 1804 года на ярус звона были подняты и установлены колокола. Колокольня была самым высоким сооружением в городе и, кроме основного назначения, долгие годы выполняла функции пожарной каланчи. Для этого соборные сторожа в летнее время несли ночное дежурство, получая от города денежную плату, и в случае пожара звонили в набатный колокол, собирая обывателей для борьбы со стихийным бедствием. В ясную погоду окрестности города просматривались с колокольни на тридцать верст вокруг. В 1809 году на четвертом ярусе колокольни были установлены башенные часы с кованым механизмом весом 22 пуда. Они прослужили городу до 1878 года, а потом по ветхости были проданы «в лом». Новые часы московской фирмы «Винтер» появились в 1896 году и были установлены в верхней подкупольной палатке, где они успешно продолжают свою работу и по сей день.

Наличие в городе величественной колокольни, рассчитанной на использование тяжелых колоколов, заставляло жителей города позаботиться об их приобретении. Трижды в XIX веке увеличивался вес большого колокола-благовестника, соизмеряясь с достатком города. По решению Городской Думы в 1833 году, он превысил вес большого колокола Ярославского кафедрального собора.

С конца XVIII века именно река Волга стала источником трудовых стяжаний для многих поколений рыбинцев, принесших этому городу известность и славу крупнейшего порта на внутренних водных путях России. Здесь, в центре хлебных операций Верхневолжского бассейна, устанавливались и регулировались цены на «хлебные припасы» для всего российского рынка, включая и торговлю в столице. Все это определило положение города Рыбинска как «одного из важнейших городов России», население которого увеличивалось в период навигации в несколько раз. Это обстоятельство и предопределило дальнейшую судьбу городского собора.

В августе 1811 года в соборной церкви Преображения Господня архиепископом Ярославским и Ростовским Высокопреосвященным Антонием была отслужена Божественная Литургия. Но это торжественное богослужение не особо порадовало архипастыря. И как его могли порадовать та теснота и давка, которая творились в тесном маловместительном соборе Рыбинска, куда казалось, собралась «со всех четырех стран вся Христоименитая Россия». Задумчив и молчалив отъезжал Владыка из Рыбинска — благословляя смиренный благочестивый народ, провожавший его, он слышал и шумевшую торговым шумом рыбинскую пристань с рабочим людом, о душевных выгодах и благочестии которого, умудренный опытом архиепископ не мог не позаботиться.

Указ его Высокопреосвященства не замедлил себя ждать, 11 ноября через Мологское Духовное правление соборному протоиерею «с братией» поступает предписание о приложении усилий по устройству в городе нового соборного храма «поелику оный маловмещающь и с многочисленностью града жителей не сходен».

С этого указа начинается история строительства нового Спасо-Преображенского собора в городе Рыбинске. Четверть века будет продолжаться переписка городского общества с духовными и светскими властями, приниматься многочисленные решения и даже будут выданы три храмоздательные грамоты, но строительство под разными предлогами задерживалось. Наличие необходимых денежных средств, желание жителей города, благосклонность архипастыря, забота губернатора, пожелавшего лично заказать проект собора в Санкт-Петербурге, — казалось, что могло помешать осуществлению задуманного? Одна из причин — желание сохранить старый Преображенский собор «как древность, благоукрашенную усердием предков наших». Или другая — неожиданная и частая смена правящих архиереев на Ярославской кафедре, как раз в тот момент, когда необходимо было их участие в утверждении принятых решений. В 1826 году, когда уже были выданы две храмоздательные грамоты на строительство в Рыбинске двух новых соборов (В 1825 году выданы грамоты на строительство холодного Троицкого собора и теплого — Никольского), меняются правила строительства и утверждения проектов для постройки новых церквей в городах империи. И как результат, при новом рассмотрении проектов строительство запрещается из-за стесненности площади и близости обывательских домов.

Сегодня, спустя почти два столетия, рассматривая разные причины задержки «строительства нового собора в Рыбинске, можно за всем этим отметить великий промысел Божий. Анализируя исторические события «богоборческого» XX века, можно утверждать: если бы в Рыбинске был осуществлен любой из ранее намеченных проектов, то Спасо-Преображенский собор был разрушен уже в довоенное время. Ранние проекты предусматривали строительство собора по линии улиц Волжской набережной и Крестовой, но если вспомнить обоснования сноса в городах большинства храмов в советское время «как мешающих движению транспорта и проходу демонстраций», то это предположение не беспочвенно. Тем более, что и в городе Рыбинске есть подобные примеры, под такой формулировкой производился снос Никольского собора на Волжской набережной и Покровской церкви (Церковь Покрова Божией Матери находилась на Покровской площади, при пересечении современных улиц Захарова (Базарная, Покровская) и Кладовой за рекой Черемхой) на одноименной площади. Еще один вариант строительства нового собора в пространстве между соборной колокольней и старым Преображенским собором уже в те годы рассматривался как неудобный. Причина — строение «составит безобразную громаду зданий». Это тоже могло послужить причиной сноса собора и колокольни строителями «светлого будущего», в котором не было места «остаткам прошлого».

Уже в 1837 году городское общество принимает, казалось бы, окончательное решение о строительстве нового теплого собора на месте существовавшего Никольского собора, выстроенного в 1720 году на берегу реки Волги. При этом, в постановлении Думы записано: «... желаем при внутреннем благолепии предполагаемого здания украсить оный и наружным великолепием, для чего, положено устроить цоколь из тесанного дикого камня, и чрез то доставить красоту и самому городу еще не богатому подобными зданиями, но значительному по имеющейся пристани, коммерческим оборотам и стекающемуся в летнее время многолюдству». Зимой этого же года на землях, принадлежащих собору, около Игуменского ручья, начинается строительство кирпичного завода, и заключается договор на выделку кирпича с крестьянами Костромской губернии Филиппом и Никитой Гавриловыми и Иваном Якимовым, которыми в 1838-1842 годах будет изготовлен весь необходимый для строительства стенной кирпич (Кроме этого использовался годный кирпич от разобранного старого собора). В состав завода входили: плотина на ручье, две избы для жительства рабочих, обжигательные печи и два сарая, в которых находилось 60 станков для ручной формовки кирпича. Все работы здесь проходили под присмотром Рыбинского посадского Гавриила Березина, в обязанности которого входили сортировка и приемка изготовляемого кирпича. Всего за годы работы кирпичного завода было изготовлено около двух миллионов штук кирпича, часть которого отбраковывалась и продавалась жителям города.

В конце апреля 1838 года в Городскую Думу обращается настоятель собора протоиерей Алексей Ненарокомов, который призывает граждан города все же разобрать старый Преображенский собор «по сломке которого, откроется пространная площадь на которой без всякого препятствия и стеснения воздвигнется новый великолепнейший, как видно из чертежей собор, соответствующий великолепию колокольни». На этот раз Дума единодушно согласилась с мнением настоятеля, приняв решение о сносе старого Преображенского собора и высказалась за скорейшее начало работ. В немалой степени такой решительности способствовало духовное завещание умершего в 1837 году известного в городе купца Михаила Вязьмина. В соответствии с оным, на строительство жертвовалось 40 тысяч рублей, с условием освящения в новом соборе придела в честь его небесного покровителя благоверного князя Михаила Тверского. 5 мая 1838 года была получена храмоздательная грамота на строительство нового соборного храма, а 14 июня в старом соборе была отслужена последняя литургия и были начаты работы по его разборке. Но не поднимались руки разрушить намоленную святыню. При входе с паперти, в старом соборе находился, написанный на стене, почитаемый чудотворный образ иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте». По древнему преданию, этот «стенной» образ служил для рыбинцев источником исцеления недугующих, утешения печальных и облегчения страждущих от бед, и ему на этот раз неминуемо грозила гибель. Чтобы как-то сохранить память о нем, иконописцем Холуйской слободы Алексеем Емельяновым был сделан список с настенного образа, но и после этого у строителей не поднимались руки разрушить святыню. Тогда вырубили часть стены, на которой с одной стороны находилась икона Божией Матери, а с другой Нерукотворный образ Спасителя, и с особой осторожностью вынули ее из кладки и на специальных катках перевезли к паперти Никольского собора, где и вставили в существующие стены. Так почитаемые изображения были сохранены для потомков (Чтимая святыня погибла при разборке Никольского собора в 1940-е годы).

Рабочие чертежи «составленные комиссией проектов и смет при МВД» имели в основе проект, разработанный известным архитектором ректором Академии Художеств Авраамом Мельниковым (1784—1854), в те годы возглавлявшим эту комиссию. По непонятным причинам, чертежи не учитывали наличие в Рыбинске при соборе отдельно стоящей ярусной колокольни и предполагали устройство звонниц в открытых проемах четырех барабанов угловых глав. Поэтому при воплощении проекта строителям пришлось внести некоторые изменения, в том числе и по сокращению расходов на строительство. Так было изменено оформление восточного и западного фасадов и по экономическим расчетам «произвольно укорочены на три сажени и длина и высота храма, и не совсем гармонически расширены поддерживающие купол столбы».

8 сентября 1838 года в присутствии губернатора К. М. Полторацкого состоялась закладка нового Спасо-Преображенского собора. Общим приговором горожан доверенными строителями были избраны: соборный староста Мокей Андрин; купцы: Иван Миклютин, Александр Смирнов и Афанасий Кувшинников. Подрядчиком работ по разборке старого собора и строительству нового выступил крестьянин Ярославского уезда деревни Глухово Лаврентий Волков, уже известный в городе по предыдущим работам. Цоколь из дикого, тесаного камня подрядился сделать крестьянин из Тверской губернии Иван Львов с товарищами. При прокладке рвов под фундаменты лишний грунт вывозился на набережную в низовьях реки Черемхи, где подсыпались низкие места, затапливаемые в половодье, сюда же на проезжую часть вывозился строительный мусор и щебень, остававшийся от разборки старого собора. Строители собора так организовали работу, что во всем чувствовалось хозяйское, рачительное отношение к столь важному делу. Подвозимый стенной кирпич складывался под навесы, специально устроенные для его сохранности. Для хранения материалов использовался даже подклет старого собора, часть которого не попала под новое строительство (Часть подклета старого собора и боковые приделы были разобраны только в 1849 году. При прокладке в 2004 году шурфов на этом месте (за алтарем нового собора) обнаружен сохранившийся пол старого храма). В последующие годы, по окончании строительного сезона, осенью, все проемы и своды для защиты от атмосферных осадков покрывались специальными щитами, для которых использовались днища старых судов, в избытке продававшихся на рыбинской пристани. По окончании кладочных работ в 1842 году, крестьянин села Вятского Даниловского уезда Федор Горохов начал работы по устройству кровли собора, а уроженцы села Пестрецова Ярославского уезда Яков Монахов и Мартьян Лукин приступили к штукатурным работам. Отливку капителей колонн и теску внешнего белокаменного декора выполнял крестьянин того же Ярославского уезда Петр Антонов, а лепнину интерьеров — крестьянин Даниловского уезда Михаил Евдокимов. Довольно значительный объем работ предстояло выполнить уроженцам того же уезда деревни Овсяниково Якову Иванову и Александру Семенову. Им предстояла отделка стен и столпов строящегося собора под «искусственный мрамор» с последующей полировкой. Эти работы продолжались в течение двух лет, и окончательная полировка производилась перед освящением собора весной 1851 года. Не надо думать, что все вышеназванные крестьяне выполняли работы единолично. Они были подрядчиками работ и возглавляли артели в составе до нескольких десятков рабочих людей разной квалификации — от мастеров до подсобных рабочих. Также не надо забывать, что все трудоемкие подготовительные работы в то время выполнялись вручную.

Освящение собора состоялось в 1851 году — 28 июня и 1 июля были освящены боковые приделы, а в праздник первоверховных апостолов Петра и Павла 29 июня был освящен главный храм в честь Преображения Господня.

В последующие десятилетия под сводами этого храма будут происходить важнейшие события в жизни города. Здесь вступали в должность и принимали присягу городской голова, гласные городской думы, чиновники городского магистрата. Отсюда в годину испытаний отправлялись, сопровождаемые напутственным молебном ратные дружины и, как чтимые святыни, хранились их полковые знамена и иконы, овеянные славой боевых побед. Сюда собиралось боголюбивое общество, чтобы услышать проповеди соборного настоятеля протоиерея Родиона Путятина и почитаемого в народе о. Иоанна Кронштадского, много раз служившего в соборе. Помнят зти стены торжественные архиерейские богослужения Святителя Тихона, будущего патриарха Московского и всея Руси, во времена его пребывания на Ярославской кафедре. А чего стоят покаянные слезы тысяч и тысяч простых граждан города, приносивших сюда горести и радости своего отзывчивого сердца.

Спасо-Преображенский собор города Рыбинска был в числе первых в епархии по вместительности, богатству внутреннего убранства и церковной ризницы, а по величию архитектуры современники называли его «красой Поволжья». Пребывание в нем сравнивалось архиепископом Ионафаном (Рудневым) с земным раем:

«Не знаю, сподобит ли меня Господь побывать в раю небесном, а в раю земном я сегодня побывал... Я был в Рыбинском Спасо-Преображенском соборе».

Особую красоту и великолепие всему храму придавал громадный, центральный, богато освещенный купол. Он являл молящимся как бы «открытое небо», обведенное широким поясом, из позолоченных, лепной работы листьев и гроздьев винограда. «Ниже окон купола, в широком поясе превосходной живописи, отдельными группами изображены праотцы, пророки, апостолы, святители, мученики и преподобные и праведники. Выше окон, на железном своде купола, изображены десять чинов ангельских, а еще выше в самом зените купола, в круглом отверстии его едва объемлется взором изображение самого Бога во Святой Троице славимого».

Достойным украшением собора был и предалтарный иконостас, работы известного ростовского купца Алексея Михайловича Бычкова, изготовленный в 1846-1849 годах. Расположенный в четыре яруса и обставленный сорока резными винтообразными колоннами, обвитыми резным виноградом, он был весь вызолочен на полимент дворовым человеком госпожи Кожиной Андреем Озеровым. Нижний ряд иконостаса состоял из икон древнего греческого письма, прежде находившихся в местном ряде иконостаса старого собора. Все они были весьма высокого художественного достоинства. Но за древность и стиль свой знатоками особенно высоко ценилась храмовая икона Преображения Господня. Достоверно известно, что в те времена Московские старообрядцы готовы были дать за нее 30 тысяч рублей. И если бы это было возможно, то сверх этой стоимости они оставляли серебряную ризу с этой иконы в пользу собора.

Кроме главного иконостаса, с лицевых сторон четырех столпов, стоящих среди храма, находились попарно массивные и совершенно одинаковые богато вызолоченные киоты. Образцом для них послужил киот, устроенный в Санкт-Петербурге по заказу граждан Рыбинска в 1868 году, в память чудесного спасения императора Александра II 4 апреля 1866 года, с иконой Александра Невского и празднуемыми 4 апреля Святыми. Все иконы в этих киотах были большого размера, в серебряных позлащенных ризах и одинаковой древности с иконами нижнего яруса главного иконостаса.

Незабываемое впечатление на молящихся производил момент, когда во время вечернего богослужения, открывались царские врата главного иконостаса. В полумраке алтаря их взору открывался вид Святого престола, освещенного специальной люстрой из 8 лампад и трех подсвечников, укрепленных на колоссальной резной позлащенной сени на 4-х колоннах с бархатным подзором.

Напрестольный серебряный ковчег редкой работы имел высоту около одного метра и весил один пуд. Стены алтаря были украшены живописными больших размеров изображениями, среди которых особенно поражала картина вверху алтаря, где на своде был проиллюстрирован таинственный смысл умилительно-трогательной песни, звучащей в Великую Субботу на Литургии: «Да молчит всякая плоть человеча ...Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верым...».Стенная живопись, выполненная артелью подрядчика Николая Софонова из села Палех, была высоко оценена современниками за хороший стиль и «гармонию с величественною красотою архитектурного зодчества». Ее особенностью было изображение не только священных лиц и событий, но и «величественной и священной правды окружающей природы» той местности, где эти события происходили. Широкий фриз и карнизы по всему храму, отделявшие живопись от белых обработанных под искусственный мрамор стен, были украшены роскошною, вызолоченною лепниной, среди которой помещались «оживленные кистью» лики Ангелов.

Интерьер центральной части собора дополняло величественное трехъярусное паникадило, пожертвованное рыбинским купцом 1-й гильдии Иваном Крупышевым, и весившее 50 пудов. Оно имело вид роскошно раскинувшегося куста, в густоте узорчатых ветвей которого размещались сто пять шандалов со свечами, поддерживаемые позлащенными «ангелами» с распростертыми крыльями.

С южной и северной стороны главного алтаря размещались придельные храмы: правый — во имя Святых первоверховных апостолов Петра и Павла и Святого пророка Илии, левый — во имя иконы Божией Матери «Знамение» и Святого благоверного князя Михаила Тверского. Оба придела имели трехъярусные, во всем одинаковые иконостасы, вызолоченные на полимент и по местам украшенные позлащенною резьбою.

Но не только внешним благолепием был известен Рыбинский собор. Здесь пребывали и местночтимые святыни. Перед правым клиросом главного алтаря стоял древний, массивный деревянный крест, особенно чтимый местными жителями, по преданию раньше находившийся в часовне на окраине города. Изображение Распятого Спасителя имело терновый серебряный, вызолоченный венец с жемчужною пронизкою, а «препоясание» из чистого жемчуга. Перед левым клиросом находился серебряный, весом более пуда киот с образом Югской Божией Матери в жемчужной ризе с алмазною звездой. В летнее время этот киот, вместе с образом уступал место чудотворным иконам, приносимым в Рыбинск из Мологи, Ярославля и Югского монастыря. За левым клиросом Петропавловского придела, находилась киота с несколькими мелкими иконами, врезанными в одну позлащенную деку — эта икона была в походе Рыбинской дружины во время войны 1853-1856 гг. и по окончании войны пожертвована в собор.

С левой стороны, у северной стены находилась серебряная, позолоченная гробница под небольшою резною позлащенною сенью. Выполнена она была в виде Ветхозаветных скрижалей, украшенных разными камешками и включала часть Ризы Господней и частицы мощей 28 Угодников Божиих.

В откосе правого заднего столпа, на пьедестале, обложенном зеленым бархатом, и под резным балдахином, хранилась историческая святыня — достопамятное кресло, поднесенное жителями императрице Екатерине Великой во время ее посещения Рыбной слободы в 1767 году. Оно было установлено здесь «на веки вечные» по ее именному указу.

Значительные средства шли не только на внутреннее украшение собора. Величественный храм и колокольня требовали немалых затрат и на внешний ремонт. Основательные работы проводились в 1862, 1883 годах, когда поправлялись штукатурка, побелка с покраской, а в 1897 году были капитально отремонтированы металлические и деревянные конструкции большого купола собора. На протяжении многих лет благоустраивалась и территория вокруг соборных храмов. В помощь малообеспеченным прихожанам 19 ноября 1891 года организуется церковно-приходское попечительство, на средства которого содержалась и церковно-приходская начальная школа, открытая 6 сентября 1892 года.

В 1909 году Спасо-Преображенский собор указом Святейшего Синода получает статус кафедрального — официального места пребывания епископа Рыбинского, второго викария Ярославской епархии. В этом же году 16 мая рыбинское общество встречало назначенного епископа Преосвященнейшего Евсевия (Гроздова), преподнеся ему митру, украшенную драгоценными камнями и жемчугом. Последним иерархом, носящим титул епископа Рыбинского, был Преосвященный Иоаникий (Попов) скончавшийся в 1942 году. В Рыбинском соборе неоднократно совершали богослужения архипастыри, возглавлявшие древнюю Ростово-Ярославскую епархию. Здесь служили Высокопреосвященнейший Тихон архиепископ Ярославский и Ростовский (1907-1913), впоследствии Святейший Патриарх Московский и всея Руси, и Высокопреосвященнейший Агафангел, в будущем митрополит Ярославский и Ростовский, местоблюститель Святейшего Патриарха, ныне сопричисленные к лику новомучеников Церкви Русской.

Знакомясь с историей собора, невозможно не вспомнить и о соборных священнослужителях, где особо удивляет тесное переплетение судеб, фамилий, объединявшихся в могучие ветвистые древа генеалогий, в которых сохранялась тысячелетняя культура, обычаи и нравы русского духовенства. Многое объяснялось компактным проживанием соборного духовенства в домах соборного причта, расположенных на участке земли напротив собора по улице Крестовой. В 1851 году настоятель (1845—1862) собора протоиерей Родион Путятин впервые выражает заботу о необходимости проживания священнослужителей в одном доме поблизости от собора. И вскоре усердием церковного старосты Алексея Мухина в собственность собора переходят два дома по улице Крестовой, а в 1870 году также старанием старосты Ивана Эльтекова к собору отходит каменный дом с флигелем на смежном участке по Черемушинскому бульвару. Этот дом после перестройки на средства собора указом духовной консистории от 14 сентября 1884 года получит особое назначение — служить помещением для жительства сирот соборного причта.

Сколько же интересных фамилий, человеческих судеб отмечено при Рыбинском соборе, овеянных напряженной духовной жизнью и скрепленных наследственной религиозностью! Начиная с 1830 года, все настоятели, а позднее и священники собора имели академическое духовное образование. Всероссийскую известность получил протоиерей Родион Путятин. Его полное собрание поучений выдержало более двадцати пяти переизданий и было настольной книгой практически каждого сельского священника. Убедительность проповедей отца Родиона была не в логических доводах рассудка, а в проявлении особой силы духа, крепкой веры и горячей любви к своим прихожанам. Этой же любовью отвечали своим незабвенным пастырям и жители Рыбинска. И проявлялась она по-разному: особым доверием в первенстве на выборные должности в общественных советах различных благотворительных учреждений или ходатайством у духовного начальства разрешения почтить многолетнее пребывание пастыря в сане при соборе поднесением наперсного креста, украшенного драгоценными камнями. Среди них настоятели собора протоиереи Иосиф Ширяев (1830—1899) и Сергий Богородский (1859—1930), священнослужители: протоиереи Павел Соколов (1822—1896) и Николай Соснин (1826—1903?). Пользовались уважением и протоиереи Алексей Золотарев (1841—1928) и Александр Образцов (1869—1922), много трудов положившие «на ниве» организации церковно-приходских школ и преподавания в учебных заведениях города различных дисциплин, в первую очередь Закона Божия. Особым уважением пользовался соборный диакон Митрофан Солонцев (1834—1900), в течение 12 лет обучавший грамоте детей соборян в своем доме. Позднее он активно вел преподавательскую деятельность в городских училищах, за что неоднократно поощрялся начальством, в том числе был удостоен ордена Святой Анны 3-й степени. После смерти о. диакона 1 октября 1900 года, вакансия при Рыбинском соборе по просьбе соборян была оставлена на три месяца за его младшей дочерью Надеждой. Вдова Евпраксия Димитриевна надеялась выдать дочь за достойного выпускника семинарии. И чаяния вдовы увенчались успехом, вскоре состоялось знакомство Надежды и молодого учителя Толгобольской церковно-приходской школы Вячеслава Закедского, недавно закончившего Ярославскую духовную семинарию. Высокий и статный, с густыми вьющимися волосами, избранник пришелся по душе и вдове и клирикам собора, и 21 января 1901 года он был рукоположен во диакона Спасо-Преображенского собора. Служение, преподавание Закона Божия в приходской школе и училище, рождение первенца Сергия, затем рождение дочерей, — казалось все в жизни отца диакона складывалось благополучно, как и у многих клириков в те годы, но волей Божией ему готовилось серьезное испытание. После 16-летнего служения при соборе о. Вячеслав получает назначение, и рукополагается во священника к церквям городского тюремного замка. Это был неспокойный 1917 год, уже предвещавший многие перемены в жизни государства и русского народа. Но события лета 1918 года заставили город содрогнуться и ужаснуться той нечеловеческой жестокости, с которой подавлялось вспыхнувшее в Ярославле и Рыбинске восстание против советской власти. Многие десятки безвинных горожан погибли на улицах города, где свирепствовали сотрудники Чрезвычайной комиссии (ВЧК), без суда и следствия расстреливая любых подозреваемых. В числе этих безвинно убиенных был и священник тюремной церкви Вячеслав Закедский — жестоко израненный, в ночь на 10/23 августа 1918 года он скончался. Решением Священного Синода Русской Православной Церкви 2000 года Вячеслав Закедский прославлен в лике новомучеников Церкви Русской как пресвитер Рыбинский.

Объявленный «красный террор», убийства ставились в оправдание «высших идей» новой советской власти, победным лозунгом которой стали известные слова «Марсельезы» о разрушении «старого мира до основания». Одним из первых указов богоборческой власти, был декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, опубликованный 20 января 1918 года. Он лишал Церковь не только всего движимого и недвижимого имущества, но и права владения им. Отныне «религиозные общества» могли получить необходимые для совершения богослужения здания и «предметы» только на условиях «бесплатного пользования» и только с разрешения местной или центральной власти.

Решением Рыбинского исполкома от 11 апреля 1918 года вводится должность комиссара по учету церковно-монастырского имущества в городе и уезде. Осенью организуется соответствующий отдел, главное требование которого было в срочном предоставлении сведений об имуществе церквей и суммах церковного и причтового капиталов. На разосланное распоряжение последовал ответ из нескольких сельских храмов, а большинство приходов заняло выжидательную позицию. Комиссар отдела объяснил эту ситуацию «враждебным отношением Рыбинской религиозной общины во главе с соборным протоиереем С. Богородским». 15 декабря 1918 года из Спасо-Преображенского собора передаются церковные и причтовые капиталы в билетах Госбанка на общую сумму 143 тысячи 620 рублей и оборотный церковный капитал в 48 тысяч 241 рубль, предназначенный на ремонт стен и позолоту иконостаса собора. Национализация земель, церквей и домов церковного причта поставила в трудные условия содержание соборных храмов и проживание клириков. Вновь созданный для управления общиной приходской совет в первую очередь ставит задачу поддержания духовенства, вопрос приобретения дров и ввода трудовой повинности для соборян, необходимой для поддержания собора в приличном состоянии. Последующие годы еще более обострят ситуацию с дровами, возникнут проблемы приобретения муки для просфор, прекратится поставка свеч. Но, уповая на Бога, люди будут преодолевать трудности, каким-то чудом приобретая дрова, при их отсутствии на лесном складе, или получать разрешение в Продкомитете на покупку муки при официальном запрете на это высокого советского начальства. При необходимости находились «добровольцы» для поездки в Москву, где была возможность приобрести свечи.

Многие из проводимых в то время мероприятий советского правительства носили пропагандистский характер, подготавливая общество к новым деяниям богоборческой власти, выжидавшей удобный случай, чтобы попытаться окончательно дискредитировать и разрушить Церковь. И такой случай вскоре представился. В 1921 году в Поволжье начинается невиданный ранее голод, от которого вымирали целые деревни. В этой ситуации к верующей пастве обратился Святейший Патриарх Тихон с призывом «протянуть руки ваши на помощь голодающим братьям и сестрам и не жалеть для них ничего, деля с ними кусок хлеба, и одежду по заветам Христа». На призыв первосвятителя откликнулись духовенство и миряне города Рыбинска. 13 марта 1922 года в городском соборе собираются представители всех приходских советов города и выносят постановление о добровольной сдаче небогослужебных предметов из серебра, отобранных по усмотрению приходских советов. В результате в фонд голодающих Поволжья было передано 783,7 кг серебра, 1,36 кг золота и около 9 кг жемчуга, а также 13 алмазов и бриллиантов. Но этот поступок верующих граждан не остановил созданную комиссию по изъятию ценностей. Реквизиции ценностей из храмов города продолжались для достижения еще одной важной цели — дискредитации духовенства и общего развала церковного устройства. Работа комиссии в Рыбинске началась с ревизии имущества Спасо-Преображенского собора, в котором местные власти видели, прежде всего, хранилище ценностей. Ситуацию для соборян осложняло то, что секретарем комиссии и руководителем отдела культов Совдепа, был бывший диакон собора Д. Михайловский, который всячески постарался ускорить дело, владея информацией о наличном имуществе. Результат — изъятие из собора около 200 килограммов серебра и двух жемчужных риз рыночной стоимостью в пять миллионов рублей.

В 1922 году в городе состоялись два громких процесса, связанных с обвинением духовенства в сокрытии ценностей. Главный удар революционного правосудия пришелся в первую очередь на епископов и священников, осужденных на различные сроки лишения свободы. Этот процесс был умело использован представителями так называемой «живой церкви» в укреплении и распространении обновленческой ереси, главной задачей которой был раскол Церкви и разрушение управления церковным организмом. На страницах губернских и городских газет разразилась кампания по дискредитации «старого» духовенства, и в городе Рыбинске начинается противостояние двух церковных течений. Обновленцы стараясь заполучить в свое ведение наиболее выгодные в экономическом отношении кладбищенские храмы не оставляли без внимания и городские соборы. В 1926 году при поддержке местной власти, обновленцам передается Никольский собор с выделением из ризницы Спасо-Преображенского собора третьей части имущества.

Соборяне любили свой храм, даже в годы лихолетья община насчитывала более 350 членов. Несмотря на гонения и испытания они заботились о благолепии богослужений. В канун больших церковных праздников оповещались все бывшие певчие собора. И вновь под сводами главного храма звучал хор, бывший в дореволюционные годы одной из достопримечательностей собора. Непримиримой злобой звучали в безбожных отчетах слова о посещаемости храмов и благолепии церковных служб и, как следствие репрессии всех посещающих богослужения, и в первую очередь тех, кто осмеливался нести клиросное послушание. Созданный в 1926 году союз воинствующих безбожников в план антирелигиозной кампании включал как главный пункт закрытие соборных храмов, все усилия направляя на закрытие малого Никольского собора. В 1929 году планировался ремонт Волжской набережной. Старый собор, по мнению активистов союза, мешал движению и портил вид улицы. Поэтому ретивые члены антирелигиозных ячеек собирали подписи за закрытие и снос храма, состоящего на учете как памятник художественно-исторической ценности.

Летом 1929 года угроза закрытия неожиданно нависла над главным собором. В ночь на 4 августа в Спасо-Преображенском соборе была совершена кража со взломом, результатом которой было похищение многих ценных вещей. Общину обвинили в халатном отношении к имуществу. Соборяне, как могли, пытались возместить нанесенный ущерб в отведенный властью двухнедельный срок, но сил и средств не хватило. Формальной причиной закрытия собора стало невозмещение стоимости около одного килограмма серебра. 28 ноября 1929 года Рыбинский Окружной Исполнительный комитет выносит постановление о закрытии Спасо-Преображенского собора в городе Рыбинске и переоборудовании его под зернохранилище. В начале декабря месяца произведена приемка имущества собора. Деревянные предметы передавались в исправительный дом как поделочный материал для заключенных. Все дерево имеющее золочение (киоты, иконостасы, иконы) принимались представителями окружного финотдела для утилизации золота. Община собора, по заявлению переходящая в общину Казанской церкви, получила в свое пользование шесть икон и около пяти саженей дров. Все прочее ценное имущество было передано в Госфонд и, как было принято в те годы, вывезено и продано с торгов.

В декабре 1929 года принимается решение о сносе крестов с собора и утилизации колоколов. Из тринадцати колоколов было разрешено оставить на колокольне четыре, предназначенных для обслуживания башенных часов. Остальные ожидала участь уничтожения. К этому времени атеисты-безбожники выработали свою технологию расправы с «голосом Церкви». Отлитые из бронзы с высоким содержанием олова, колокола были довольно хрупкими и могли разбиться от сильного удара. Поэтому они просто сбрасывались с высоты колокольни на землю, где для большей уверенности помещались крупные булыжники, при падении на которые колокола и должны были разбиться. Так же поступили и в Рыбинске, первыми сбросили мелкие колокола, предпоследним с высоты колокольни столкнули по рельсам полиелейный, весом более пяти тонн, а уж потом пришла очередь и самого тяжелого — благовестника. Когда шестнадцатитонный великан по воле озлобленных ненавистью людей покинул опустевший ярус звона, то у свидетелей этого вырвался невольный вскрик, а колокол печально загудев, через мгновение тяжело ударился о землю, разметав булыжники и наполовину уйдя в землю. Он не разбился, и в течение двух недель жители города были свидетелями, как с помощью чугунной «бабы» поднимаемой лебедкой, уничтожался колокол, от которого отбивались куски и вывозились на сдачу в контору «Металторга». В 1929 году, впервые за всю историю города Рыбинска, на Пасху молчали колокола городских церквей.

Эта печальная картина расправы с колоколами собора да и сама судьба Спасо-Преображенского собора не оставила равнодушными общественность города, и в его защиту выступило Рыбинское научное общество, возглавляемое краеведом Алексеем Золотаревым, сыном священника собора. Это выступление местных краеведов оказалось последним в истории этой общественной организации и послужило поводом для ее закрытия, репрессий руководства и членов РНО.

В 1931 году за неуплату налогов закрывается старый Никольский собор, и в нем размещаются на некоторое время склад и контора межрайбазы Потребсоюза, позднее здание разобрали. После закрытия Спасо-Преображенского собора в его помещениях хранили зерно, а в цокольном этаже овощи. В 1933 году здание переоборудуется под речной вокзал с рестораном и залами ожидания. Еще через два года начинается разборка пятиглавия — сносятся центральный купол и боковые барабаны, словно предписывая печальную судьбу поруганному главному храму города. Постановлением правительства от 23 мая 1938 года в смету строительных работ Волгостроя НКВД СССР, осуществлявшего возведение Рыбинского гидроузла, вводятся поправки, включившие строительство в Рыбинске нового моста через реку Волгу. Автор привязки мостовых переходов, словно выбирая две главные вертикали города, смело проводит линию моста через Спасо-Преображенский собор и за рекой Черемхой на улицу Кладовую, где находилась Покровская церковь. В 1939 году началось строительство моста с устройства железнодорожной ветки, бетонного завода, заготовки конструкций, и началом земляных работ по подготовке котлованов. Казалось, обезображенный и изуродованный собор стоял на волжском берегу последние мгновения, и однажды утром можно было увидеть на его месте только груду строительного мусора. Но начавшаяся Великая Отечественная война круто изменила все планы, и осенью 1941 года строительство моста в городе было законсервировано. Казалось, чудо спасло «красу Поволжья», но надолго ли? В 1947 году Исполком горсовета возбуждал ходатайство перед Совмином РСФСР о продолжении работ, но положительного ответа, к счастью, не было...

Поруганный собор продолжал жить, по-прежнему возвышаясь на Соборной площади. В конце Великой Отечественной войны обширные помещения храма были разгорожены деревянными перекрытиями и перегородками и заняты общежитием завода дорожных машин. На фасадах появились два дополнительных ряда оконных проемов, а на месте треугольных фронтонов со священными изображениями устроены прогулочные балконы. Помещение галереи, соединявшей храм и колокольню, занимала в те годы контора межрайонного аптекоуправления. Весной 1948 года городские власти обратили внимание на бывшее здание городского собора, предписав директору завода дорожных машин к первомайским праздникам срочно отремонтировать и покрасить лицевую часть фасада со стороны проспекта имени Ленина. А к июню месяцу поручалось совместно с аптекоуправлением привести в порядок весь фасад здания с восстановлением водосточных труб. Этим же постановлением Исполкома горсовета предписывалось благоустроить земельный участок против общежития, разбить клумбы и посадить деревья и кустарники. Лично председателю исполкома Сталинского райсовета к 15 мая предписывалось принять меры к восстановлению башенных часов. Но сил арендаторов на восстановление того, что разрушила людская злоба, было явно не достаточно. Даже косметический ремонт внушительного здания и колокольни требовал значительных средств. В строительный сезон 1955—1956 годов вновь планируется провести косметический ремонт здания бывшего собора уже силами не только арендаторов, но и горкомхозом и управлением главного архитектора.

Еще не успев в полной мере оправиться от последствий разрушительной войны, советское государство, увлекаемое новыми партийными лидерами, начинает новую волну гонений на Церковь.

30 сентября 1955 года исполнительный комитет Горсовета принимает решение о строительстве моста через реку Волгу согласно проектно-сметной документации, разработанной в 1938 году, предусматривавшей снос собора. Но на этот раз колокольня собора уже была поставлена на учет как памятник архитектуры, и поэтому рассматривался вариант сноса собора с сохранением колокольни. В период хрущевских гонений на Церковь, когда по всей стране вновь закрывались и разрушались совсем недавно открытые храмы, казалось гибель Рыбинского собора неминуема. Но результаты технического совещания от 9 июня 1956 года оказались неожиданными — словно рука Божия хранила Спасо-Преображенский собор. Из всех вариантов расположения нового моста согласовывается тот, который выходит в створ бывшего собора. Но проектировщики предлагают переход через Волгу сместить на 60-80 метров вниз по течению реки. Это давало многие преимущества, обеспечивая большую четкость развязки с транспортными магистралями, и позволяло уменьшить размеры предмостовой площади, уменьшить количество сносимых зданий, а также позволило пересечь реку Черемху под прямым углом. Самая интересная запись в протоколе совещания: «Сохраняется здание бывшего собора, что даст экономию в 1 млн. руб. (по балансовой стоимости)».

21 марта 1957 года здание собора, но без колокольни — памятника архитектуры — передается в арендное пользование для организации подсобно-вспомогательных цехов Мостоотряду № 6 с обязательной окраской фасадов летом 1957 года и с последующим восстановлением. Таким образом, поруганный собор обрел нового временного «хозяина». Мостоотряд, обладавший значительными средствами и силами, быстро разворачивал строительство. Перед алтарями собора появились склады цемента и скреперно-транспортерное хозяйство плавучего бетонного завода. С северной стороны рядом, у галереи, построено небольшое здание кузницы, с запада у колокольни — гараж. С южной стороны, по улице Крестовой — столярная мастерская и склады готовой опалубки и лесоматериалов. Галерею и малую часть притвора самого здания собора по-прежнему занимал горздравотдел. Остальную часть первого этажа собора до восточных столпов отводилась мостоотряду под склад оборудования, с устройством входа на северной стене притвора вместо бокового окна. Помещения алтарной части собора и два верхних этажа по-прежнему были заняты под жилье для рабочих мостоотряда.

Когда в городе появилась мощная подрядная организация, способная провести реконструкцию здания собора, то у местной администрации, сдававшей его с условием последующего восстановления, возникла необходимость принятия решения о дальнейшем использовании здания. В те годы одной из насущных проблем города была реконструкция здания для драматического театра. На одном из заседаний горсовета был заслушан доклад архитектурного управления о возможности размещения в здании бывшего собора драматического театра на 600 мест. 14 августа 1958 года горсовет одобряет это решение и выделяет 200 тысяч рублей на проектирование. Для выполнения этого решения в сжатые сроки создается инициативная группа из местных архитекторов и инженеров. Им нужно было составить до 1 сентября этого года исходные данные для проектирования в бывшем соборе драмтеатра на 600 мест. При выполнении задания в срок особым распоряжением из спецфонда группа премировалась немалой в то время суммой в 2 тысячи рублей. Сегодня не трудно представить, какие бы последствия для собора имело это «переоборудование» но, слава Богу, здание театра было выстроено в 1960—1963 годах неподалеку от собора.

23 апреля 1959 года по решению исполкома горсовета в городе состоялась передача трех памятников архитектуры с баланса архитектурного управления в ведение городского отдела культуры. В числе этих памятников была и колокольня Спасо-Преображенского собора, находившаяся в аренде Облздравотдела. На следующий год, 30 августа 1960 года, колокольне постановлением Совета Министров РСФСР был присвоен статус архитектурного памятника федерального значения.

Заканчивалось в Рыбинске строительство волжского моста. В августе 1963 года состоялась торжественная сдача его в эксплуатацию, а рядом по-прежнему находилось обезображенное здание бывшего собора. Тут приходят на память исторические факты, когда в последние годы хрущевских гонений на Церковь в стране разрушались многие городские храмы. Просто светским властям, размещавшим в них бюджетные организации, было не под силу содержать бывшие церкви, и поэтому решение нередко бывало однозначным — взорвать и уничтожить. Нет здания, нет и проблем по его эксплуатации. Знакома, видимо, была эта проблема и властям города Рыбинска. Огромное, находившееся в центре здание собора по-прежнему никак не использовалось, и может, мысль в одночасье решить эту проблему обсуждалась руководством. Но разборка храма вручную была долгой, трудоемкой и главное, затратной, а испытанный способ борьбы с храмами здесь не мог быть использован. Рядом с собором находилась высокая колокольня, носящая статус памятника федерального значения и о каких-либо взрывных работах здесь не могло быть и речи. Кто возьмет ответственность за последствия? 26 ноября 1963 года Горсовет в очередной раз принимает решение о реконструкции здания бывшего Спасо-Преображенского собора для размещения в нем универмага с поручением разработки проекта научно-реставрационной мастерской города Ярославля.

В конце 1960-х начале 1970-х годов отмечался последний рост советской экономики, на эти годы приходился и расцвет промышленного потенциала города Рыбинска. Освоение новых видов продукции, строительство новых заводов, увеличение выпуска продукции — все это выводит город в число крупнейших промышленных центров и заставляет разработать несколько общегородских программ. В городе начинаются работы по газификации, увеличиваются объемы жилищного строительства, вновь начинаются работы по пуску в городе нового вида транспорта — троллейбуса. И все это приобретает особую актуальность в связи с приближением памятной даты — 200-летия города Рыбинска. Вот тогда стараниями председателя Рыбинского отделения ВООПИК Валентина Михайловича Максимова в план юбилейных мероприятий была включена реставрация внешнего облика Спасо-Преображенского собора. Были восстановлены барабаны и главы собора, проведен косметический ремонт. Впервые за долгие годы были пущены башенные часы соборной колокольни, и в небе над городом засиял позолотой ее купол и шпиль. Планом дальнейшего использования здания бывшего собора было предусмотрено переоборудование его для размещения там филиала государственного архива Ярославской области. На этот раз уже мощные бетонные перекрытия поделили высокое помещение на два этажа. В первом, разделенном на многочисленные кабинеты, поместились приемная, часть сотрудников, хранилище; в алтарной части бухгалтерия, кабинет директора. Второй этаж весь был отдан под хранение документов. В галерее внизу разместилась библиотека архива, а в небольших кабинетах второго этажа хранители-архивисты. По прошествии нескольких лет выяснилось, что достаточных средств на содержание здания нет, и ситуация с каждым годом ухудшалась, особенно критическая ситуация обозначилась в 1990-е годы, когда в стране уже началась перестройка, и ветер перемен подавал надежды на изменение политической ситуации.

В начале 1990-х годов, когда по всей стране стали возрождаться храмы и монастыри, в Рыбинске также разворачивается движение за передачу бывших церковных зданий законному владельцу — Русской Православной Церкви. В числе первых создается община при чудом сохранившемся Спасо-Преображенском соборе, и уже в 1989 году она обращается в местные органы власти с просьбой о регистрации и передаче в ее пользование главного храма города. Но местное руководство по прежней привычке и не предполагало, что придется считаться с пожеланиями верующих. Только в 1991 году с большим трудом будет проведена регистрация общины при соборе. Участники событий прекрасно помнят, как им приходилось высиживать у дверей кабинетов, чтобы в очередной раз услышать причину, якобы мешавшую регистрации общины.

В 1989 году начинается реставрация соборной колокольни, стоявшей на балансе городского музея, с целью оборудования в ней экспозиции по архитектуре города и смотровой площадки на верхних ярусах. Отсутствие финансирования работ казалось навсегда оставляло величественное сооружение в строительных лесах. Памятник архитектуры федерального значения постепенно разрушался от невнимания и бесхозности. По просьбе верующих и инициативе настоятеля церкви Казанской иконы Божией Матери протоиерея Григория Гогишвили в 1996 году бесхозную колокольню передают общине собора. Здесь в тесном помещении первого яруса в престольный праздник Преображения Господня была отслужена первая после долгого перерыва Божественная Литургия, которую возглавил Высокопреосвященнейший Михей (Хархаров), архиепископ Ярославский и Ростовский. С этого дня богослужения здесь стали постоянными, и сегодня многие вспоминают, как трудно было здесь находиться, особенно в зимнее время, когда температура в приспособленном храме едва поднималась выше нулевой отметки.

Памятен для соборян был 1997 год, когда летом, на месте разрушенного Никольского собора, во время археологических раскопок, было обнаружено захоронение известного проповедника настоятеля Спасо-Преображенского собора протоиерея Родиона Путятина. Его останки были перезахоронены с северной стороны колокольни. Этот год ознаменовался для Рыбинских граждан еще одним поистине памятным событием. 22 августа все духовенство епархии и тысячи граждан тепло встретили прибывшего в город Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. После осмотра Спасо-Преображенского собора Святейшим Патриархом было высказано пожелание о скорейшем возвращении храма законному владельцу. В этот день в город вернулась чудотворная икона Божией Матери «Недремлющее Око», некогда принадлежавшая протоиерею Родиону Путятину. Исполняя волю почившего архиепископа Кассиана, долгие годы хранившего святыню, передачу совершил архиепископ Костромской и Галичский Александр.

Еще долгие два года собор будет занят документами филиала областного архива. Хроническое безденежье государственной организации не позволяло содержать огромное здание в надлежащем виде. Все чаще и чаще сотрудницы архива вместо хранителей становились спасателями документов, во время очередной аварии системы отопления или дождей, когда проржавевшая крыша уже не могла защитить собор от осадков. И только в ноябре 1999 года состоялась передача здания собора законному владельцу — Ярославской епархии. Некогда величественный храм являл собой к этому времени печальное зрелище. Неотложного ремонта требовали стены, главы, была необходима полная замена кровли, но самой трудоемкой задачей представлялась разборка монолитных междуэтажных перекрытий, полностью нарушивших и обезобразивших интерьер собора. Таким встретил Спасо-Преображенский собор 2001 год, когда исполнилось 150 лет со дня его освящения. В память этого события в праздник Преображения Господня на соборной площади была совершена Божественная Литургия, которую совершил архиепископ Ярославский и Ростовский Михей. Зримым символом начала возрождения поруганной святыни стало освящение и поднятие креста на колокольню собора. Но сил и средств прихода явно не хватало для проведения всех реставрационно-восстановительных работ.

В 2003 году благодаря участию губернатора Ярославской области А.И. Лисицина для финансирования работ по реконструкции собора была привлечена московская строительная корпорация «ВИТ», руководимая известным меценатом В. И. Тырышкиным. В этом же году по благословению архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла настоятелем собора был назначен протоиерей Михаил Халюто.

Вновь стены городского собора скрыли строительные леса, и в сердцах горожан появилась надежда, что наступит день, и в возрожденном храме начнутся богослужения. Силами прихода в 2004 году удалось убрать перегородки и лестничные марши в галерее, соединяющей колокольню и собор. Здесь было оборудовано уютное помещение, где стали совершаться ежедневные богослужения.

В эти годы складываются приходские традиции еженедельного (по средам) чтения акафиста Святителю Николаю Чудотворцу, с проведением бесед для желающих на различные темы, посвященные истории Церкви, Священного Писания и где, задав вопрос священнику, можно получить ответ на любой вопрос современной жизни.

Определением Архиерейского Собора 2004 года адмирал Феодор Ушаков, уроженец Рыбинского уезда, был причислен к лику всероссийских святых. С этого времени в городе зародилась традиция особого почитания святого праведного воина Феодора. В день его памяти 15 октября в Спасо-Преображенском соборе проводится торжественное архиерейское богослужение, по окончании которого совершается крестный ход к памятнику флотоводцу на улице Стоялой. В нем принимают участие многочисленные гости праздника, учащиеся кадетских классов, слушатели речного училища им. Калашникова и многочисленные верующие, приходящие почтить память великого земляка. В этот день, по благословению архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла, в городе проводятся Ушаковские чтения, посвященные проблемам патриотизма и нравственности в воспитании современной молодежи.

Участие в реконструкции собора московского мецената В. И. Тырышкина позволило в 2006 году выполнить значительную часть работ. Десятки специалистов: каменщиков, штукатуров, маляров, плотников, столяров с утра до вечера применяли здесь свое умение, мастерство, воочию претворяя мысли и желания тысяч горожан, желавших видеть Спасо-Преображенский собор прежним украшением города. Вряд ли большинство из них понимали, что избраны Богом для самой почетной на Русской земле миссии — порадеть во Славу Божию в деле храмового строительства...

Постепенно освобождаясь от строительных лесов, перед горожанами открывался вид возрождаемого собора, который готовился к первой за последние семьдесят семь лет службе, намеченной на 19 августа — день престольного праздника Преображения Господня. Накануне, 18 августа, в соборе заканчивались последние приготовления: электрики проверяли систему освещения с пятью новыми паникадилами и настенными светильниками, отделочники наводили «последние штрихи» на внутренней отделке. Уже вечером, по окончании всенощного бдения, когда зазвучали колокола собора, дождливое, пасмурное небо вдруг прорезали лучи заходящего солнца, и огромная радуга соединила Заволжье и Зачеремушье, осенив центральную часть города со стоящим там возрожденным Спасо-Преображенским собором.

Утром в день праздника, задолго до начала богослужения, в просторном соборном храме стали собираться горожане. На лицах многих пожилых прихожанок были заметны слезы, но они не требовали слов утешений. В далекие 1930-е годы они были свидетелями, как сбрасывались с собора кресты, как неистово разрушались барабаны величественного пятиглавия и, словно оправдываясь, пожилые люди с радостью говорили: «Не думали, что доживем до этого дня!».

Торжественная встреча прибывших и возглавивших в этот день Божественную Литургию Высокопреосвященнейшего Кирилла, архиепископа Ярославского и Ростовского и Преосвященнейшего Александра, епископа Бакинского и Прикаспийского, стали началом торжества и зримым символом возрождения молитвенной жизни в этих стенах. Самый вместительный храм Ярославской епархии не смог вместить всех желающих принять участие в этом торжественном богослужении. Многие горожане, заполнившие площадь, имели возможность слушать Божественную Литургию, транслировавшуюся из собора через колонки усилителей.

Звон колоколов соборной колокольни возвестил о начале праздничного Крестного хода, и тысячи горожан, преисполненные самых высоких чувств, прошли с хоругвями и святыми иконами вокруг возрожденного собора. По традиции, в праздник Преображения Господня, владыка Кирилл совершил освящение плодов. Но особые слова благодарности в этот день были сказаны в адрес руководителя московской строительной корпорации «ВИТ» Виктора Ивановича Тырышкина. Именно его отзывчивое сердце откликнулось болью за судьбу одного из красивейших храмов Поволжья. Возведенный рыбинским купечеством полтора столетия назад как «вечный памятник благочестия и мудрости», Спасо-Преображенский собор был сохранен Божиим провидением в лютую годину испытаний, чтобы дать возможность каждому из нас вместе с восстановлением благолепия церковных стен наполнить и свою душу частицей Божественной благодати. Закончилась первая Божественная Литургия, отслуженная в возрожденном Спасо-Преображенском соборе города Рыбинска, но праздничное настроение еще долго не покидало волжский город. Для горожан прямо под открытым небом у стен собора были накрыты столы, и можно было принять участие в праздничной трапезе. На соборной колокольне был дан колокольный концерт, участниками которого стали не только звонари рыбинских храмов, но и приехавшие церковные звонари из Ярославля. По особому празднично звучали колокола собора, среди которых выделялся благовестник весом в 140 пудов, отлитый в 1780 году для «соборной церкви боголепного Преображения Господня города Рыбинска» (Фрагмент надписи на колоколе отлитом мастером Алексеем Синцовым и на сегодня являющимся единственным в России сохранившимся колоколом работы этого мастера). Этот «рыбинский старожил» прежде находился еще на колокольне старого собора, и его звук слышало не одно поколение жителей города.

К празднику Рождества Христова 2007 года на средства администрации города была выполнена художественная подсветка архитектурного ансамбля собора.

В апреле 2007 года по благословению Высокопреосвященнейшего Кирилла архиепископа Ярославского и Ростовского настоятелем Спасо-Преображенского собора города Рыбинска был назначен протоиерей Василий Денисов. Важнейшей задачей для нового настоятеля стала подготовка собора к великому освящению. В кратчайший срок с Божией помощью и участием мецената Виктора Ивановича Тырышкина были закончены работы по установке специалистами из города Шуя трех иконостасов, приобретены необходимые богослужебные предметы. Благословением архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла был назначен день великого освящения главного храма города — 12 июня 2007 года.

В этот день многие верующие города, собравшиеся в вместительном храме, стали свидетелями важнейшего события — торжественного освящения собора великим архиерейским чином, для совершения которого в Рыбинск прибыли шесть архиереев Русской Православной Церкви. Праздничным колокольным звоном, сердечным теплом и радушием горожане встречали архиепископа Полтавского и Кременчугского Филиппа (Украина), епископа Иваново-Вознесенского и Кинешемского Иосифа, епископа Кагульского и Комратского Анатолия (Молдавия), епископа Бакинского и Прикаспийского Александра (Азербайджан), епископа Бельцкого и Фэлештского Маркела (Молдавия). Торжество возглавил Высокопреосвященнейший Кирилл, архиепископ Ярославский и Ростовский, который перед освящением собора в кратком слове призвал присутствующих к соборной молитве в этот достопамятный момент.

Освящение престола — один из древнейших обрядов христианской Церкви — зачатки которого упоминаются в библейском повествовании об освящении скинии Иерусалимского храма.

Затем все молящиеся стали свидетелями, как совершалось каждение и кропление алтаря и храма святой водой и освящение их стен святым миром, а после этого все приняли молитвенное участие в крестном ходе, во время которого святые мощи были обнесены вокруг храма и возложены в основание вновь освященных престолов.

Когда диаконский возглас возвестил о начале Божественной Литургии, то многие молящиеся испытали редкий душевный трепет от сопричастности этому великому таинству. Торжественное великолепие архиерейского богослужения здесь подчеркивалось и усиливалось высокими сводами с огромным световым барабаном центральной главы, где на тридцатиметровой высоте играли лучи августовского солнца.

И взгляд не уставал наблюдать за этим светом, который отражался на белоснежных стенах, оттеняя лепнину восстановленных карнизов, блистал на белоснежных облачениях духовенства и неожиданным золотым светом горел в великолепии паникадил, размещенных в арочных пролетах опорных столпов. На память приходили слова апостола Петра, бывшего свидетелем Преображения Господня на горе Фавор и тогда же сказанные им: «Господи, добро есть нам зде быти ...». (Мф. XVII, 4)

Это чувство в немалой степени дополнялось и стройным пением соборного хора, звучание которого подхватывалось акустикой собора, множилось и дробилось, разливаясь по переполненному собору.

По окончании Божественной Литургии архиепископ Кирилл в память достопамятного события преподнес собору киот с иконой святого праведного воина Феодора Ушакова и напомнил, что в этот день в этом соборе был освящен первый в Ярославской епархии престол в честь этого святого — уроженца Рыбинского края. В этот день были сказаны слова благодарности в адрес Виктора Ивановича Тырышкина, доброй волей которого стало возможно возрождение Спасо-Преображенского собора города Рыбинска.

Освящение Спасо-Преображенского собора войдет яркой строкой не только в летопись храма но, по мнению многих жителей, останется в их памяти как наиболее значимое событие городской истории.

...Вновь на волжском берегу возвышается возрожденный Спасо-Преображенский собор богоспасаемого града Рыбинска, радуя жителей и поражая своим величием гостей города. И на память приходят слова настоятеля собора протоиерея Родиона Путятина, сказанные полтора века назад на освящении вновь возведенного собора:

«Великолепный храм воздвигли вы, благочестивые граждане города Рыбинска! Но слава храма не в его устройстве, которое вы видите, хотя и оно ему нужно. Достоинство храма не в его украшении, которым мы восхищаемся, хотя и оно ему весьма прилично. Все достоинство его в невидимой благодати... Храм без благодати Божией, как бы он не был благолепен, ни в чем не лучше убогого дома. И храм сей имеет благодать Божию — она в нем, как душа в человеке обитает...

...Возрадуйся и ты, богоспасаемый град Рыбинск! Если одна мысль о устроении храма, ныне освященного, за несколько десятков лет родившаяся, низвела на тебя, столько благодати от Бога, что ты с того времени из простой веси стал градом, ничем не меньше других градов России. Но еще больше благодати излиется на тебя, когда на новоустрояемый тобою храм Бог снова ниспошлет благодать свою! Не оскудевай твоим усердием к Богу-благодетелю, и не оскудеет Его благодать к тебе, столь видимо на тебя изливающаяся...». Помня эти слова, хочется надеяться, что здесь под сводами этого величественного храма, для многих жителей четвертьмиллиониого города, по примеру наших благочестивых предков, начнется путь обретения Божественной правды.


1417036048 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

чудотворная икона Божией матери "недремлющее око"

В основе иконографического образа «Недреманное Око» лежит притча на благочестивый сюжет, по которой Христос, будучи отроком, на пути из Иерусалима в Назарет прилег отдохнуть. Богоматерь оберегала Его сон, и в это время ангелы предвозвестили Ей крестное страдание Христа. Наименование «Недреманное Око» усвоено иконе в связи с надписью под изображением: «Аз сплю, а сердце Мое бдит».

1421430572 %d0%95%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%bf %d0%92%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b0%d0%bc%d0%b8%d0%bd

ЕПИСКОП РЫБИНСКИЙ И УГЛИЧСКИЙ ВЕНИАМИН (ЛИХОМАНОВ)

Правящий архиерей Рыбинской епархии, настоятель Спасо-Преображенского кафедрального собора г. Рыбинска

1417035790 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

иерей сергий метлин

клирик собора

1417035573 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

диакон никита ведерников

клирик собора

1417035527 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

диакон илия слепцов

старший диакон собора

1420140291 galery im 6444 th

иерей александр Богданов

клирик собора

1417165334 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

диакон сергий суворов

клирик собора

1417084900 %d0%95%d1%80%d0%be%d1%85%d0%b8%d0%bd %d0%98%d0%bb%d0%b8%d1%8f %d0%b4%d0%b8%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%bd %d0%b1

диакон илия ерохин

клирик собора

1417165688 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

иерей александр шишкин

клирик собора

1417035402 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

иерей петр каменяка

клирик собора

1417035150 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

иерей иоанн перевезенцев

Председатель епархиального Отдела по делам молодежи, клирик собора

1417035043 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

иерей сергий романов

клирик собора

1417034962 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

протоиерей дионисий растопчин

Председатель епархиального Отдела религиозного образования и катехизации, клирик собора

1417034885 %d0%b2%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d0%ba

протоиерей василий денисов

Секретарь Рыбинской епархии, ключарь собора

Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников
Фото: Диакон Никита Ведерников

Зеркальное отражение Спасо-Преображенского собора

Видео: Диакон Илья Ерохин

Патриарх Кирилл освятил колокола в храме Рыбинска

Видео: Диакон Илья Ерохин

жемчужина Рыбинска

Видео: Диакон Илья Ерохин
Адрес

ЯРОСЛАВСКАЯ ОБЛАСТЬ, РЫБИНСКИЙ Р-Н, Г. РЫБИНСК, СОБОРНАЯ ПЛ., 1